БЭЛЛА. 1997-1998.


БЭЛЛА. 1997-1998.

Она называла меня Агент. С ударением на первое «А». Именно Агент, а не агЕнт. С Бэллой Ильиничной Златкис я познакомился почти сразу, как мы ввязались в этот проект по АГРОБОНДАМ. Василий Ковалев , Заместитель Министра Финансов, ответственный за агропромышленный комплекс, почти сразу перенаправил меня к ней, как только увидел в моем ПРОЕКТЕ слова … облигации, депозитарий, биржа и прочее. Бэлла Ильинична, ей было тогда около 50-ти, отвечала в Минфине за все ценные бумаги. Встретила она меня несколько настороженно и свысока. Настороженно, т.к. она вообще не очень любила общаться с коммерческими структурами, разными банками, компаниями, а любила работать в тиши своего кабинета и наедине со своим большим компьютером.

Попасть к ней тогда на встречу, какому-нибудь банкиру или коммерсанту было почти невозможно. Бэлла Ильинична была КРИСТАЛЬНО строга к бизнесу и к тому, что ее могут заподозрить в каких-то бизнес контактах. Я понял это не сразу, хотя ее опасения были вполне понятны. Ей звонит Заместитель Министра Финансов и просит принять ее какого-то банкира. Ковалев не был ее прямым начальником, но по рангу был выше ее. Он был Заместитель Министра, а она только Глава Департамента. И при этом он просит принять банкира из Банка МФК. Она прекрасно знала, что МФК – Банк Потанина, Первого Вице Премьера, и потому , Бэлла Ильинична приняла меня НАСТОРОЖЕННО. Кроме того, она приняла меня несколько свысока. Я пришел тогда по звонку от Зам Министра, курировавшего сельское хозяйство ! Где у нас сельское хозяйство и где ценные бумаги? Это же небо и земля! Мне кажется, тогда это был вообще первый звонок, когда из Департамента Сельского Хозяйства позвонили Бэлле Ильиничне.

Она была всего на всего Руководитель Департамента, но по влиянию и авторитету тогда в Минфине , она была НОМЕР ОДИН. Именно она отвечала тогда в Минфине, за то что б Минфине… БЫЛИ ДЕНЬГИ! Именно она придумала и создала рынок ГКО (государственных краткосрочных облигаций ), через который в то время Минфин финансировал дефицит бюджета. Это было ее ДЕТИЩЕ. Там, у себя в кабинете, за большим монитором своего компьютера, она ежедневно следила за какими-то котировками, спрэдами, свопами и циферками. И в результате всех этих котировок и циферек в Минфин приходили… ДЕНЬГИ! Мне кажется, тогда в Минфине, никто, кроме нее в этом ничего не понимал ! Она сама все это разработала и сама все это внедрила. Точнее, не сама, а вместе с ребятами из ЦБ, но все-таки основным МОЗГОМ этого проекта , была ОНА , Бэлла Ильинична Златкис. И потому ее авторитет там, на Ильинке, был непререкаем !

Она с некоторым скепсисом выслушала суть моего проекта, позадавала какие-то вопросы и отправила меня… на биржу к Захарову. Мол, поговорите с ним, что он скажет? Сможет ли он организовать торговлю на ММВБ сразу 50-60-тью облигациями разных Субъектов РФ? «Точнее 150-тью» — уточнил я, «ведь мы предполагаем , что у каждой облигации будет три транша (1,2 и 3 года )». «Тем более»- ответила она. Да к тому ж, все эти регионы ведь разные. Есть вполне состоятельные, а есть уже и почти и банкроты. Как их будут покупать инвесторы? И будут ли вообще? А кто им напишет Проспекты эмиссии, у них же нет в регионах специалистов? В общем, было видно, что у Бэллы Ильиничны куча вопросов и она в это всё с трудом верит.

Но, с другой стороны, я сразу уловил в ее взгляде искорку реального интереса и интриги. Она увидела, что пришел я к ней не с какой-то «левой» темой, не с какой-то коррупционной сделкой. Я не пришел просить каких-то денег или просить что-то купить. А наоборот, я пришел с проектом, как привлечь ДЕНЬГИ В МИНФИН! Она, это сразу уловила и я увидел, что тема ее тоже воодушевила. Это было видно по ее глазам, ЕЙ ЭТО БЫЛО ИНТЕРЕСНО.

Уже через неделю мы переговорили с Биржей. Они встретили это тоже со скепсисом, но с большим интересом, тем более после звонка Златкис. «Это все сделать очень ТРУДНО, но можно!» — ответили они. После длинных обсуждений, они ответили: «Все, что зависит от Биржи МЫ СДЕЛАЕМ, вот только мы не уверены, что эти облигации кто-то купит!» . «А кто будет заниматься продажей этих бумаг, кто будет искать инвесторов ?» — спросили нас на Бирже. «Об этом не беспокойтесь, это будем делать МЫ» — был наш ответ. Хотя в тот момент, мы абсолютно не знали, кому это нужно и кому это может быть интересно? Тогда, мы еще блефовали.

Позже… когда проект уже был в самом разгаре, мы встречались с Бэллой Ильиничной регулярно, каждую среду, в 12-00. «О! Агент пришел» — звучно встречала она меня в своем кабинете, с ударением именно на первое А , Агент, и улыбалась…) Раз в неделю мы собирались у неё в кабинете, что бы формально назначить стартовую цену очередной порции этих самых облигаций Субъектов РФ, АГРОБОНДОВ. Это вошло уже в рутину, я приезжал в Минфин как на работу. Мы, Банк МФК, стали тогда официальным торговым Агентом Минфина по продаже через Биржу этих самых Агробондов. Мы сами придумали эту номинацию – ТОРГОВЫЙ АГЕНТ МИНФИНА. В принципе, Минфин мог организовать эту продаж облигаций и без торгового Агента и вообще все сделать сам. Но Златкис не стала сопротивляться, когда мы ввели эту позицию, ТОРГОВЫЙ АГЕНТ, в сам Проект. Мы включили его исключительно для себя. Долго ломали голову, ну как же самих себя туда, в Проект, вставить ? И сами придумали, что нужно иметь ТОРГОВОГО АГЕНТА! Златкис, конечно, все это понимала, но пропустила. Я думаю во-первых, она сама не была еще уверена в успехе Проекта, не была уверена, что кто-то купит эти облигации. Пусть за успех и неуспех проекта отвечает Торговый Агент. А во-вторых, этот проект придумали мы, МФК. Мы предложили его ей, мы его реализовали. Она это понимала и, думаю, оценила. Но продолжала называть меня «Агент», с ударением на первое «А», как бы подмигивая мне, что мол я девочка умная, всё понимаю!

Через три месяца после нашей первой встречи, мы уже провели ПЕРВЫЙ аукцион по Агробондам на Бирже. Этот аукцион был сверхуспешен. Спрос превысил предложение в ДВА раза и вся порция облигация была продана на Бирже! Я взял бутылку шампанского и поехал к ней. Она улыбалась. Не сговариваясь, тоже с цветами и шампанским приехал Захаров, Глава Биржи. Мы сидели у нее в кабинете и счастливые пили шампанское! Бэлла Ильинична радовалась, что удалось организовать что-то новое ,кроме ГКО. Захаров радовался, что всем нам удалось одномоментно запустить такой огромный рынок, как рынок Субфедеральных Займов на ММВБ ! Мы все сидели немного очумелые, от произошедшего . Сказать по правде , три месяца назад или даже месяц назад в это трудно было поверить . Это была ПОБЕДА ! Именно тогда , в тот момент , в кабинете Бэллы Златкис, я забыл про КРАХ ТУБа, он перестал меня мучить, он ушел уже куда-то далеко далеко. Для меня началась НОВАЯ жизнь.

Продолжение:
После первого успешного аукциона, я стал приезжать к Б. Златкис каждую неделю. Каждую неделю Бэлла Ильинична назначала стартовую цену, я все время просил дать цену чуть пониже, что бы легче было привлечь инвесторов. Златкис слушала меня, но особо не торговалась и все время назначала чуть выше, чем я просил. Но каждый раз аукцион удачно проходил и все бумаги продавались. Я конечно знал, КТО покупал все эти бумаги… но ничего ей об этом не говорил. А она не спрашивала. Так прошли 3 или 4 аукциона. Где то на 5-ом аукционе , когда объем уже проданных облигаций исчислялся СОТНЯМИ МИЛЛИОНОВ долларов… она не выдержала и спросила меня, а кто это у вас все покупает ? Она спросила это как то невзначай , как бы делая вид, что ей это не очень интересно. Но я понял, что это для нее КЛЮЧЕВОЙ вопрос, что она давно уже хочет у меня ЭТО спросить…

«Это CSFB» — после некоторой паузы, ответил я. Она подняла на меня взгляд… и мы долго и понимающе смотрели друг на друга. Именно в этот момент она все поняла.

Источник https://www.facebook.com/sergey.vasiliev.106



Теги: