ТОВАРНЫЕ ВЕКСЕЛЯ ЛУКОЙЛА. 1996.


ТОВАРНЫЕ ВЕКСЕЛЯ ЛУКОЙЛА. 1996.

Первый проект, с которого мы начали свою работу в МФК стал покупка «товарных» векселей Лукойла. Сейчас уже трудно понять и представить, а что же это такое, «товарный» вексель Лукойла? Но тогда это была очень распространенная бумага, как и векселя многих нефтяных компаний. Лукойл выпускал свои «товарные» векселя и расплачивался ими за различные работы и услуги, типа за какую-нибудь стройку или энергетикам за электричество, в общем за всё, что угодно. Но оплачивал Лукойл эти векселя не деньгами, а своим… мазутом или бензином. Это был своего рода взаимозачёт, но просто в более удобной, ценнобумажной форме. Эта практика на рынке была уже много лет. И никто эту практику не нарушал. Мы стали ПЕРВЫМИ, кто это практику тогда решил нарушить!

Лукойл называл эти векселя «ТОВАРНЫМИ», но по своей форме и по тому, что было написано на самих этих векселях, это были самые обыкновенные и типовые ВЕКСЕЛЯ. А именно, на них было написано, что компания ЛУКОЙЛ должна заплатить по этому векселю такую-то сумму, в такой-то день! На самом векселе ничего про его «товарность» не было написано, да и не могло быть, так как просто такого понятия («товарный» вексель) не было прописано в законодательстве. Это все, в принципе понимали, но никто и не думал идти к Лукойлу и просить по этим векселям деньги, все пытались получить по ним бензин или мазут. А потом уж на рынке продавать этот бензин или мазут за деньги, часто теряя на этом большой дисконт. Это была всеобщая практика, в ту пору всеобщих взаимных неплатежей. Лукойл уже тогда была богатой и мощной нефтяной компанией, и никто не решался нарушать устоявшейся практики. Боялись, что если они поругаются с Лукойлом, то потом всё время будут стоять в длинных очередях за своей партией мазута по этим векселям. В общем, все так жили давно, мучились давно, но никто не решался это изменить.

Мы первыми решились тогда КУПИТЬ векселя Лукойла на рынке за деньги с дисконтом и потребовать от Лукойла заплатить нам по этому векселю ДЕНЬГИ, а не мазут! Первый такой вексель я купил через Банк МФК, на свои деньги. Мы тогда решили просто попробовать, да к тому ж я ещё не знал, а выделит ли нам, своему новому Департаменту, Банк МФК деньги на покупки таких векселей? Сначала я решил рискнуть «на свои». Срок по тому векселю наступал уже через месяц, дисконт был около 30 %. Если Лукойл заплатит мне в срок, то доходность такой операции для меня составит 360 % годовых! Мы позвонили в Лукой и сказали, что у нас есть их вексель и куда нам принести этот вексель, что б предъявить к погашению за деньги? На том конце провода мы сразу почувствовали замешательство. «Какие деньги?» — стали там спрашивать, это ж векселя для получения мазута. На этом векселе об этом ничего не написано, ответили мы и сказали, что придём с нотариусом. На той стороне замолчали и … положили трубку.
Затем я стал выяснять процедуры открытия лимитов в МФК, на покупку ценных бумаг и вообще узнавать, сколько в Банке денег? И может ли мне Банк дать собственные деньги на покупку векселей Лукойла, или нам только искать клиентские заказы? И тут было моё второе удивление, в Банке было МНОГО ДЕНЕГ!

Я, работавший руководителем ТУБа, который последний год лихорадочно искал свободные деньги, уже просто отвык, что у моего Банка есть свободные деньги и их МНОГО! А главное, что в самом МФК, собственно никто мне толком не мог ответить, а сколько у нас в МФК сейчас свободных денег вообще? Это объяснялось тем, что почти все руководство, включая Осинягова, сами только недавно пришли в Банк и сами ещё толком не разбирались в структуре и балансе Банка. А главное, «МФК», был как единый сосуд связан с ОНЭКСИМБАНКОМ и потому если у него был какой-то текущий недостаток денег, то ОНЭКСИМ, тут же эти деньги давал. В общем, мне сразу открыли большой лимит на ЛУКОЙЛ, я даже не спросил на это разрешение Осинягова или Прохорова. Всё прошло буднично! Ещё бы, это же – ЛУКОЙЛ. Как может Лукойл не заплатить по своим обязательствам? Лимит открыли сразу и очень большой. И мы начали скупать эти векселя на рынке.

Когда у нас на руках был уже большой объём этих бумаг, я стал договариваться о встрече в Лукойле с Матыциным, он руководил у них всем, что было связано с этими «товарными» векселями. Приехав на эту встречу, я предъявил ему копию скупленных векселей и сказал, что мы готовимся в положенный срок их предъявить и будем ждать оплаты. Он сразу же стал возмущаться, называть меня и всех нас жуликами. Стал узнавать, кто нам продал эти векселя? И что теперь, эти «продавцы» больше не получат ни капли мазута в Лукойле. А мы, МФК, не получим деньги, т.к. никто в Лукойле не собирался платить за них деньги, только мазут! Я объяснял ему суть вексельного законодательства России, что он не прав, что если мы подадим в суд, то мы однозначно выиграем, а Лукойлу придётся еще и пени заплатить. Он в ответ, стал угрожать, что это он подаст на нас в суд, правда не понятно на каком основании. В общем чувствовалось, что эта наша первая встреча не удалась. И я попрощался.

Встреча не удалась, но я понял после неё, что ПРАВДА на нашей стороне и, что реальных доводов у Лукойла нет. И они нам всё равно заплатят и даже если они станут задерживать, даже если мы начнем судиться и будем судиться целый год, мы всё равно получим в %-ах большой доход. В общем мы рисковали, но я чувствовал, что риск был оправдан. После предъявления первых же векселей к погашению, Лукойл ВСЁ ЗАПЛАТИЛ ДЕНЬГАМИ и почти без задержек. Тогда, он забоялись нас, МФК. Они не забоялись меня, наших юристов, но они забоялись Потанина, который в тот момент был Первым Вице-Премьером. Я не использовал его фамилию в нашем споре, но все на рынке знали, чей Банк МФК и потому все просто боялись вступать с нами, МФК-ОНЭКСИМОМ в спор. Думаю, что основная причина успеха была тогда именно в этом. Со всеми другими, думаю, Лукойл поступал бы иначе.

Видя этот успех, мы тогда решили пойти в ширь и стали искать другие подобные векселя на рынке. И оказалось, что таких векселей МНОГО и никто, кроме нас не готов их покупать за деньги. Мы первые тогда стали покупать векселя Сиданко, Алросы, МПС и других подобных крупных компаний. Банк легко открывал нам лимиты на эти покупки и давал нам, Департаменту Долговых Обязательств, деньги на все эти покупки. Где-то через месяц, когда у нас в портфеле было уже около 5-7 эмитентов, на сумму около 10 мил. долларов, мне первый раз позвонил Осинягов и попросил приехать и всё это обсудить. Оказалось, что Осинягов, Председатель Правления МФК, не знал, что мы всё это время покупали эти векселя и что уже накупили на 10 мил $. Он вообще за этот месяц, кажется, ни разу мне не позвонил и думал, что мы там сидим где-то «на выселках» и ничем толком не занимаемся. И вот только в этот момент, он посмотрел на список купленных бумаг, на цены, по которым мы все это купили и на доходы, которые уже к тому моменту мы успели получить. Он был удивлен, чуть встревожен, а не будет ли дефолтов? Но было видно, что он и рад одновременно, за нашу активность. Я ему рассказал про разные мысли, в какую сторону я думаю двигаться. Он остался доволен, только договорились, что теперь лимиты на новые бумаги будут присылать и ему, а то странно, что он, Председатель Правления совсем не в курсе происходящего…

Продолжение :
Начав этот проект по скупке «товарных» векселей крупнейших российских компаний, мы довольно быстро его убили. После того, как всем этим компаниям пришлось заплатить нам первые деньги по таким векселям, все они стали сворачивать такие программы или начинали выпускали такие векселя с 10-летним сроком погашения… и уже через год, по сути, этого рынка «товарных» векселей в России не стало. Окончательно этот рынок умер после дефолта 1998-го.

Нас, как команду после этого проекта заметили и в МФК и в Онэксиме. Теперь меня знали в Группе, не только Прохоров с Осиняговым, но вся остальная команда Онэксима. И вскоре мы уже переехали с «выселок» на ул. Вересаева в основной офис Группы Онэксим-МФК на ул. Маши Порываевой.

На этом проекте я стал лично зарабатывать приличные деньги. Уже через 2-3 месяца, после начала работы в МФК, я стал зарабатывать БОЛЬШЕ, чем зарабатывал до этого в ТУБе. Это было странно, в ТУБе я был большим начальником, по сути вторым человеком в Банке, а тут всего-навсего Директор Департамента. Но доходность операций с этими «товарными» векселями и их объём сразу был очень большой!

Источник https://www.facebook.com/sergey.vasiliev.106


Теги: