ЦБ. 1998.


ЦБ. Август 1998-го.

Через пару дней после ДЕФОЛТА, Сергей Дубинин, Глава ЦБ, решил собрать основных банкиров, объясниться. Встреча была очень важной для всех, все хотели понять из первых рук, что происходит? И вообще, что теперь делать дальше? Собрался весь цвет, Ходорковский, Потанин, Прохоров, Фридман, Виноградов, Смоленский, руководители Сбера, ВЭБа, ВТБ. Всего человек 15. На этой исторической встрече , как Пред. Правления «МФК», оказался и я.

Когда Правительство, совместно с ЦБ, объявило о «дефолте», было заявлено о ТРЁХ основных мерах. ПЕРВОЕ: заморозка всех выплат по ГКО-ОФЗ, с остановкой торгов на бирже. ВТОРОЕ: мораторий на 90 дней по возврату кредитов западным контагентам, точнее по всем платежам в валюте за рубеж. И ТРЕТЬЕ: о создании платёжного ПУЛА крупнейших банков, для сохранения устойчивости банковской системы. Все эти вопросы, а так же какие-то другие и решил Дубинин обсудить с основными банкирами.

Пока все собирались в коридоре, перед залом заседания, все здоровались, шутили и внимательно смотрели друг на друга, пытаясь зрительно понять, кто как себя чувствует? Хуже всех чувствовал себя Смоленский, хотя шутками и улыбками, он всё время хотел скрыть это своё напряжение. Уже две недели к ряду его московские отделения атаковали возмущённые вкладчики. Очереди вкладчиков к этому дню уже стояли и у Моста, и у Менатепа, но в СБС-Агро это было наиболее явственно, он был «лидером» к тому времени по привлечению частных вкладов. Виноградов был напряжён, Ходорковский был спокоен.

Встречу вёл Дубинин, Алексашенко ему помогал. Дубинин на словах ещё раз изложил суть Постановления, рассказал, почему они на это пошли, в чём «позитив» для Банков, какие могут быть проблемы, и предложил перейти к дискуссии. Сначала начали про ГКО. «Если у вас в портфелях есть ГКО, мы вам поможем» — начал Дубинин. Но тут, из обсуждения стало понятно, что ни у кого, из здесь сидящих, в своих портфелях ГКО почти НЕТ. Точнее, ГКО были только в портфелях госбанков (Сбербака, ВЭБа, ВТБ) и у иностранцев, которых здесь не было. «Это нам не поможет» — был общий ответ, всех присутствующих. «Но вам поможет то, что мы даём мораторий на выплату долгов перед иностранцами» — добавил Алексашенко.

С этим доводом все согласились, у всех к тому времени были огромные долги перед западными Банками и этот мораторий решал в тот момент очень много проблем. И вообще, уже второй день, все между собой говорили о «банковских каникулах». Нужно было хоть как-то осмотреться. Все ждали платежей друг от друга, но никто друг другу не платил. Неформально «каникулы» уже наступили, но все ждали, что ЦБ объявит об этих «каникулах» формально, но ЦБ молчал. И Дубинин, третьим вопросом, заговорил о «доверии» между Банками. Вот мы вас тут собрали 12-15 основных банков. Мы хотим, что бы был ПУЛ банков, которым бы все доверяли, и устойчивость системы была сохранена. «Вы друг другу то доверяете?» — был основной вопрос Дубинина ко всем присутствующим.

Все сидели за большим длинным столом, все были хорошо друг другу видны и все друг на друга смотрели. Я выделили тогда для себя три группы лиц: госбанки, «весёлые» и «мрачные». ГОСБАНКИ: Сбербанк, ВЭБ и ВТБ. Они сидели молча и ничего не говорили вообще. У них были в портфелях ГКО, они должны были иностранцам, и у них были вкладчики, но они полностью зависели от ЦБ и Дубинина, и потому просто молчали, в ожидании общего решения. ВЕСЁЛЫМИ были: Фридман (Альфабанк) и Потанин с Прохоровым (Онэксимбанк). МРАЧНЫМИ — все остальные. За столом говорили в основном Фридман и Потанин. Они говорили, что ВСЁ плохо, но всё время улыбались, показывая тем самым Дубинину, что плохо не по их вине, а скорее по ЕГО! И если теперь, кому-то нужно искать решение, то скорее ЕМУ, а не им.

В тот день от Дубинина и Алексашенко ко всем банкирам, кроме общих слов, поступило ДВА сутевых предложения. Во-первых, Банкам нужно объединяться, что бы пройти это сложное кризисное время. Идея «объединения» Банков в некие ПУЛы — была основной в этом обсуждении. ЦБ не предложил каких-то конкретных механизмов или конкретных схем, он просто упорно всем стал намекать, что если вы между собой как-то объединитесь, то доверия станет больше, расчёты наладятся и вообще весь банковский механизм опять заработает. Эту ИДЕЮ все в общих чертах поддержали. Все понимали, что находятся на дне и если как-то выбираться, то выбираться нужно вместе. А тем более, если ЦБ говорит, что он будет как-то помогать. После этой встречи наметились ЧЕТЫРЕ основных потенциальных банковских ПУЛА : условно «олигархический» ( Онэксимбанк + Менатеп + Мостбанк), «Газпромовский» (НРБ + Инком + Газпромбанк + ПСБ + Автобанк), «Московский» ( Банк Москвы + Мосбизнесбанк + Гута + другие) и «ЦБэшный»(Сбербанк + ВТБ + ВЭБ)».

Но больше всего, всех волновал вопрос ВКЛАДЧИКОВ. Что делать с вкладчиками, которые осаждают отделения Банков? Тогда ещё не было АСВ (Агентства Страхования Вкладов) и Алексашенко предложил пойти «проверенной» схемой «ТУБа»- все вклады будут полностью гарантированы ЦБ, но для этого нужно будет заключить договор со Сбербанком и передать ему соответствующие активы. Все банкиры молча выслушали это предложение, но никто активно его не поддержал. Пойти на него, означало — лечь под Сбербанк и в результате лишиться лицензии. У крупняка в тот момент уже была другая модель решения «проблемы вкладчиков» и вообще модель «выживания» — БРИДЖ-БАНКИ. Это когда, старый Банк банкротился, а всё живое и хорошее переносилось в новый и свежий Банк (бридж-банк). Но никто из присутствующих банкиров, про эту «модель» не обмолвился и даже не упомянул, хотя все Банки уже или искали, или уже нашли тот новый Банк, куда все они будут переносить свой бизнес.

Вообще, в этой встречи было мало конкретики, мало конкретных предложений и путей решения. Все просто хотели выговориться или послушать других, но в основном, все просто хотели понять, как такое случилось? И кто во всем этом виноват? Вообще… тема ВИНЫ, всё время витала над столом.

Сергей Дубинин, со своей окладистой бородой и спокойной манерой разговора, был похож скорее на академического сотрудника, чем на жёсткого банкира-переговорщика. И к концу этой «дискуссии» стало складываться впечатление, что виноват во всём скорее он, а не все присутствующие здесь банкиры. Это банкиры должны были иностранцам, это банкиры не возвращали вклады вкладчикам, это у них остановились расчёты, но во всём виноват Дубинин, и искать решение нужно ему, Центральному Банку. В этот момент мне стало жалко Сергея Дубинина.

Стол был длинный и прямоугольный, Дубинин сидел в дальней стороне стола, а я, среди остальных, в другом конце, прямо напротив. Я сидел, и всё время смотрел на него. Ровно два года назад, в прямом эфире ОРТ, Сергей Дубинин объявил, что отзывает лицензию у «Тверьуниверсалбанка». Я очень хорошо запомнил тот момент, когда в мгновение на меня накатила абсолютная беспомощность. Теперь, таким же беспомощным, сидел передо мной на другом конце стола он сам. Сейчас, Сергей Дубинин отзывал лицензию у самого себя. Это была странная смесь чувств, одновременно и злорадства и гордости, волнения и тревоги…

Продолжение:
Банковские ПУЛы, которые предлагал ЦБ, так и не сложились. Все Банки пошли своей дорогой. В живых из тех банков остались только три Госбанка и Альфабанк с МФК. Онэксим, Менатеп , Росскред и СБС умерли, но оставили после себя бридж-банки: Росбанк, Траст, Импекс и ОВК. Остальные: Инкомбанк, ПСБ, Мостбанк и другие полностью ушли в небытие.
Именно «схема» с бридж-банками и мораторий на расчеты с иностранцами позволила крупным банкам полностью рассчитаться с частными вкладчиками и не ложиться под Сбербанк. На «схему» со Сбербанком никто не пошел.
А через неделю, Ельцин снял Сергея Дубинина с поста Главы ЦБ…

Источник https://www.facebook.com/sergey.vasiliev.106


Теги: