НИИ. ЦАГИ. 1991.


НИИ. ЦАГИ. 1991.

Система Высшего образования в Московском ФИЗТЕХЕ, который мы заканчивали, предусматривала, что на последних курсах института мы уже активно вели научную работу в одном из профильных отраслевых НИИ, что бы потом, после окончания института сразу влиться в науку, готовить кандидатскую, а потом и докторскую диссертации.

Я, был распределен и работал в ЦАГИ. В кабинете, где мне дали стол и стул сидело 5 человек. В дальнем углу был стол моего научного руководителя, начальника отдела, ему было тогда около 40-ка. По бокам от него столы двух сотрудниц, это были женщины непонятного возраста, думаю между 35 и 45 лет. В их задачу входило собирать в папки какие-то бумаги, которые давал им начальник отдела, а так же чертить какие то графики, на основе данных, которые мы периодически получали от экспериментов в аэродинамической трубе. Эксперименты тогда уже проходили редко и потому, реальной работы и загрузки у женщин не было.

И постепенно я уже начинал понимать, что одной из основных задач мужской части нашего отдела заключалась в том, чтобы дать какую-то работу-поручения этим нашим двум женщинам-сотрудницам. Основными же задачами этих наших женщин было … ЗАВАРИВАТЬ ЧАЙ. Это была отдельная и очень важная процедура, состоящая из: освободить стол или хотя бы угол стола от бумаг и чертежей … Поставить на стол деревянную доску… поставить на доску чайник, предварительно наполнив его водой… засунуть кипятильник в чайник… закрыть крышкой… открыть крышку, когда закипит… высунуть кипятильник… закрыть крышкой… на отдельную доску поставить фарфоровый чайник… насыпать туда чай с «индийским слоном»… залить кипяток… закрыть чайничек…. Накрыть чайничек полотенцем… и через 5 минут предложить всем … ЧАЙНУЮ ПАУЗУ! Эта процедура непременно проходила два раз в день, утром и ближе к вечеру, не считая обеденного перерыва.

Кроме этих двух сотрудниц, начальника отдела и меня студента-выпускника в углу сидел еще один зам начальника отдела, молодой кандидат наук. Ему было 32.

Я просидел в том кабинете около года. Это были последние 6 месяцев выпускного 6-го курса института, когда я готовил дипломную работу по «аэродинамике вихревых потоков у носовой части истребителя на больших углах атаки» и в первые 6 месяцев аспирантуры, когда должен был начинать готовить свою кандидатскую…

Еще заканчивая институт, я увидел, что дела в ЦАГИ идут тухло. Реальной научной работы уже почти не было. Каких-то реальных больших научных задач не было. Все пытались себе придумать какую-то работу, какую-то задачу, но все это было очень отвлеченно. И какими-то прорывами не было.

В основном все отделы и мы в том числе были озабочены, как бы «компьютеризировать» отдел. Сначала стояла задач получить компьютер начальнику отдела, потом получить компьютер всем мужчинам в отдел. Потом появились «мышки» и все стали выбивать себе «мышки». Потом появился большой общий компьютерный зал, и я уходил туда и пропадал там часами и ночами, готовя дипломную работу. В этот, наш общий кабинет приходить не хотелось, там была СКУКА и какая то полная БЕСПЕРСПЕКТИВНОСТЬ. Начальнику отдела 40, заместителю начальника отдела 32, мне – 25. Я что, 7 лет тут так и буду сидеть до должности зам. начальника отдела, думал я? И 15 лет до начальника отдела? И это все между этими … ЧАЙНЫМИ ПАУЗАМИ ?!
О всех наших студенческих «шабашках» и проектах в отделе я никому не рассказывал. Как студент и потом, как аспирант, я имел свободный график. И потому не спрашивал начальника отдела, когда ухожу и когда приду в следующий раз. Но я был человек дисциплинированный и ответственный и потому, успевал и сидеть в том кабинете и в общем компьютерном зале института, успевал заниматься нашими «коммерческими» делами, общественной комсомольской жизнью факультета и семейной жизнью молодого отца ( нашему первому сыну тогда было уже около 3-лет ).

И вот как-то осенью 1991 года, посреди рабочего дня, как раз перед очередной ЧАЙНОЙ ПАУЗОЙ я зашел в наш кабинет Отдела Механики Летательных Аппаратов ЦАГИ , с ТОРТОМ! Поздоровался со всеми и сказал, что вот пришел со всеми попрощаться! Я решил уйти из науки в рыночный бизнес! Все наши тетушки замерли, точнее замер весь отдел. Это, думаю, были тогда смешанные чувства у всех… Начальник отдела, думаю, вздохнул с облегчением, что я снял с него груз ответственности «искать и выдумывать мне тему моей кандидатской, когда он сам все никак не мог придумать тему для своей докторской». Молодой заместитель начальника, думаю, тоже вздохнул с облегчением, т.к. в моем лице ушел молодой и прыткий, кто мог бы еще его и подсидеть. Дама, что была по моложе , в первый момент меня реально пожалела, куда же ты теперь БЕЗ РАБОТЫ ?! У тебя же ребенок на руках, подумала она. У нее самой на руках был тогда сын лет 5 и она с ужасом боялась, что ее молодой муж потеряет работу. И только та дама, что была по старше, смотрела в тот момент на меня с восторгом и восхищением ! ТАК И НАДО, молча говорил мне ее взгляд ! ЭТО НАСТОЯЩИЙ МУЖСКОЙ ПОСТУПОК, говорил она.

А куда ты идешь, спросили они меня, когда мы уже почти выпили весь чай и съели почти весь торт? «Мы открываем филиал БАНКА» — сказал я. И я буду там ДИРЕКТОРОМ! Весь отдел замер с недоеденными кусками торта во рту! Банка? Какого? Стали наперебой расспрашивать они меня. «КОММЕРЧЕСКОГО» — гордо ответил я.

Потом конечно все долго смеялись. Они и радовались за меня и ничего не могли понять. Что такое вообще БАНК? Что я мог знать об этих Банках, когда я вот вроде бы вот тут рядом с ними все эти дни и месяцы сидел рядом? Они то сами ничего о Банках не знали, что же мог знать о них я ? В общем вопросов тогда было больше , чем ответов и у них и у меня. Ведь все только начиналось.

Когда я уже выходил из кабинета, они спросили, а какая у меня там будет зарплата ? Я чуть смущаясь сказал… 1 тыс. рублей! И это был второй для них шок, т.к. 1 тыс. рублей в тот момент была кажется зарплата всего этого нашего отдела, включая начальника, зама и обоих сотрудниц. Мы попрощались и я ушел… Я не стал их тогда совсем травмировать… на самом деле мне дали тогда зарплату в 2 тыс. рублей!

Продолжение :
Через два года, когда советская наука совсем разваливалась, когда перестали во всех советских НИИ выплачивать зарплаты и начались повальные увольнения, почти весь этот свой отдел я принял к нам работу в Банк. Одна из тех сотрудниц пришла к нам в бухгалтерию, другая операционисткой в наш филиал в Жуковском. А Начальника Отделения Механики я устроил потом управляющим в одном из наших московских отделений Банка. И только тот молодой зам., так кажется и остался в науке и, кажется, так в науке и до сих пор…

Источник https://www.facebook.com/sergey.vasiliev.106


Теги: